четверг, 12 октября 2017 г.

РЕЦЕПТ ВЕЧНОЙ МОЛОДОСТИ





«Вот такая вот музыка, Такая, блин, Вечная Молодость...» (Чиж «Вечная молодость»).

С детства меня приучили соблюдать правила перехода улицы, особенно на перекрёстке. Это бывает уже на «автопилоте», когда после сильной пьянки человек с трудом добирается домой «вслепую», не соображая и не видя ничего вокруг. Ориентация в пространстве возникает лишь уже дома, в койке, иногда даже лишь утром следующего дня. Вот так и вчера у меня внезапно сработала «чуйка», спасшая жизнь неизвестному мне до этого чумазому цыганчонку, внезапно выскочившему на проезжую часть прямо передо мной. А может, сработала реакция давнего игрока в настольный теннис? 

Правая рука резко дёрнулась, схватила мальчишку «за шкирку» и потянула его на меня. На несколько мгновений я перестал слышать все звуки внешнего мира, как будто в уши мне воткнули тампон или перерезали нерв, ведущий от ушей к мозгу. Потом я услышал женский визг на грани ультразвука и пулемётную очередь незнакомых слов на неизвестном мне языке. Я потерял равновесие и начал падать вместе с малышом, но тут  же нас обоих резко толкнула какая-то ярко, и даже аляповато одетая, женская фигурка, после чего мы втроём слились в виноградную гроздь, упавшую на землю уже с другой стороны бордюра. Женщина оказалась цыганкой неопределённого возраста в разноцветных юбках и шёлковом платке. Она начала целовать сначала ребёнка, потом меня, потом опять ребёнка…

Страшный сон прекратился резко, как обычно заканчиваются ночные кошмары. Я очнулся на своём диване. По привычке я начал искать таблетку от давления, но передумал. В голове почему-то не гудели колокола и не давило в висках, как обычно. В глаза бросилась красивая круглая коробочка, похожая на коробочку от монпансье из далёкого детства. У бабушки была такая ещё с дореволюционных времен. Внутри действительно были небольшие разноцветные леденцы в форме каких-то странных и необыкновенных маленьких птичек. Сразу вспомнилось бабушкино «Покушай «ландринки», внучок, они вкусные и полезные». Вроде такой баночки у меня давно не было. 

Я убедился, что нахожусь не во сне, а в объективной реальности, данной нам в ощущениях, как учил забытый классик. Я такой, как и был, только давление вроде как поменьше. И тут я вспомнил вчерашнюю цыганку. Вчера, убедившись, что ребёнок цел и вроде как здоров, она поцеловала мою руку, посмотрела в меня и тихо сказала: 

— Те авес бахтало! Здравствуй, красавец! Как это тебе удалось?

— Сам не знаю. Спасибо за комплимент, особенно за «красавца». 

— Ты спас моего ребёнка. Проси что хочешь – всё исполню. Цыгане добро помнят.

— Это случайно и автоматически. Погадаешь теперь и всю правду расскажешь, Эсмеральда?

— Ты думаешь, все цыганки гадают и обманывают?

— Некоторые ещё и песни поют.

— Я не гадаю. Совет могу дать, бесплатно. Вижу, перемены тебя ждут!

— Уже началось! Пообещаешь дальнюю дорогу и казённый дом? 

— Если слушать меня будешь – не узнает тебя никто, и ты — сам себя! Другим человеком станешь, женихом!

— Извини, красавица, у меня времени нет, я пошёл!

— Выбрось всё, что тебя старит – старую одежду, старые вещи, поменяй облик, помни, как у вас говорят «по одёжке встречают». 

— Мне ещё в детстве старый фарцовщик Адик «Шизгарес» говорил: «Встречают по прикиду – провожают по понятиям!» А где взять хороший прикид?

— Подбирай костюм под лицо, а не лицо под костюм! Не обязательно дорогую одежду. И выбрось всё разбитое и сломанное! Даже если оно красивое. Возьми эту коробочку – конфеты тебе помогут стать другим. 

— Конфеты могут помочь только растолстеть и испортить зубы. Особенно цыганские, мне мама в детстве запрещала есть ваши петушки.

— Я тебе даю леденцы не для клиентов, а те, что цыгане варят для себя. Ты видел когда-нибудь старых, немощных и трясущихся цыган?

— Толстых цыганок видел.

— Это у нас показатель женского здоровья и благосостояния семьи. Это ваши женщины гонятся за талией, а она не всегда означает здоровье. Только не больше двух леденцов в день, а то в ребёнка превратишься. 

Этими загадочными словами она закончила разговор. Я раскрыл жестяную коробку, в ней были именно конфеты из моего детства, те самые «ландринки». Дно коробочки под конфетками было застелено вощёной бумагой, как и делали раньше. Бабушка зачем-то хранила несколько таких коробочек с надписями по старой, ещё дореволюционной орфографии. Мой прадед во время НЭПа держал магазин «колониальных товаров» — кофе, какао, шоколад, марципаны, бонбоньерки, цукаты, пралине, пастилки и прочие забытые до Перестройки вкусности. А потом большевики отобрали у него магазин, после этого и исчезли «колониальные товары». Некоторое время еще оставались слипшиеся леденцы, которые бабушка называла старомодно «конфектами» в отличие от конфет, продававшихся в гастрономах и кондитерских магазинах. Она бросала их в чай. Я поднял глаза и не увидел цыганку, только прошелестели в воздухе ветерком её юбки и слова: «Не больше двух в день, не перестарайся!» Я достал одну конфетку и съел её. И тут я посмотрел на свои руки. 

Какие-то они у меня необычные с утра – кожа гладкая, волосы на теле слегка потемнели и уменьшились возрастные коричневые пигментные пятна, как и на ногтях. А они у меня уже много лет. Поставлю чайник для кофе и побреюсь. Вот это да – изменилась и кожа на лице! Юношей я не стал, но лицо несколько изменилось, вроде как слегка помолодело. Изменился и цвет ещё недобритой щетины. Что ещё нового с лицом? Исчезли кустящиеся волосы в ноздрях и на ушах. Такое ощущение, что намазался каким-то кремом. Наливаю кофе и закусываю одним из вчерашних леденцов. Интересный вкус – кисленький и непривычный. Вряд ли она захотела меня отравить. У цыган так не принято. Побритый и слегка взбодрившийся, выхожу на улицу по своим пенсионерским делам. 

Уже давно по утрам меня беспокоило головокружение и слабость, иногда подволакивал ногу, но сейчас я чувствовал себя, как после рюмки хорошего коньяка – солнце светит, лёгкий ветерок и все люди улыбаются. Или смеются надо мной? Нет, не такие улыбки у них, как у насмешников. Давно я не был таким весёлым и оптимистичным с утра, вроде и причин для радостей особых нет, а на душе «майский день, именины сердца». К остановке подходил трамвай, я попробовал идти быстрее и автоматически перешёл на бег. Успел вскочить в дверь и занять свободное сидение. И тут до меня дошло, что я только что догнал трамвай. Я? Догнал? Трамвай? Что же стало допингом? Чтобы побежать на трамвай, мне нужно ввести скипидар перанально! То есть, клизмой! 

По привычке я достал из сумки книжку, надел очки и понял, что они какие-то мутные. Или грязные. Снял и понял, что уже могу читать без них. Я уже больше двадцати лет пользуюсь очками, время от времени увеличивая диоптрии. Читать уже не хотелось, хотелось размышлять. Мне вдруг захотелось вернуться домой и привести в порядок расстроенные мысли. Или к участковому терапевту зайти? Она как раз сейчас принимает. А на что я жалуюсь? Что могу читать без очков, а сердце не выскакивает из клетки, когда за трамваем бегу?

Придя домой из поликлиники, я ещё больше задумался. Лариса Ивановна меня выслушала, измерила давление, пульс, потом попросила несколько раз присесть, ещё раз посчитала пульс и странно посмотрела на меня. Спросила, нет ли жалоб, опять измерила давление и ещё раз посмотрела на меня. Потом попросила зайти к ней через пару дней. При этом она сняла свои очки и проводила меня странным удивленным взглядом. Внимательно изучил своё отражение в большом старом зеркале дома и не обнаружил никаких явных дефектов и пятен. И ширинка застёгнута, и даже верхняя пуговица на рубашке. А вот рубашка мне уже не нравится – в такой можно ходить только на медкомиссию в собес или просить подаяние: «Подайте бывшему депутату бывшей Государственной думы от бывшей кадетской фракции». Ну, с одеждой мы порешаем уже сегодня. Вернее, начнём сегодня – там работы непочатый край!

Дома я с аппетитом съел большую тарелку борща и кусок колбасы, проклиная привычку есть после шести вечера. Потом лёг на диван, настраиваясь на обычную и привычную бессонницу. Включил какой-то сериал и призадумался, как ворона из басни Крылова. При этом я машинально открыл жестяную коробочку и достал вечерний леденец. При этом в зеркале на меня смотрело не совсем моё лицо – несколько моложе, с более тёмными волосами и не такими, как обычно, густыми бровями. Вспомнил советы цыганки и начал собирать в мешок ненужные теперь уже вещи – битую и треснутую посуду, пересохшие фломастеры, сломанные сувенирчики и украшения и прочую лишнюю дрянь, которой накопилось уже немало. С утра возьмусь за перебор одежды и обуви. Вместо бессонницы я почти мгновенно погрузился в глубокий и здоровый сон. 

Утром я проснулся от прикосновения какого-то мокрого предмета рядом с собой. Оказалось, что это мои вставные челюсти, выскочившие изо рта. Попытался вернуть их на место и не смог – что-то явно мешало. В зеркале над умывальником в ванной комнате я понял, что именно – полный рот моих собственных зубов. Челюсти полетели в ведро вслед за вчерашними игрушками и канцтоварами Они каким-то чудом выросли у меня за ночь. Да и волосы ещё больше потемнели, как на голове, так и на всем остальном теле. В кухне на столе я нашёл сухарь и легко разгрыз его. Ещё легче и шутя расправился с двумя кусочками рафинада. В холодильнике я обнаружил бутылку не очень скисшего пива и легко зубами открыл пробку на ней. Чудеса продолжались. 

Пигментных пятен на руках и на теле уже не было совсем. Кожа стала ещё глаже, чем вчера. Ещё раз глянул в зеркало и не узнал себя. Вернее, узнал, но не вчерашнего себя, а почти молодого, по крайней мере, на первый взгляд и при электрическом освещении. На второй — тоже. Я ещё не стал студентом или молодым специалистом после института, но перемена была разительная. Быстро и весело я прошёлся по платяному шкафу и спинке стула, избавляясь от барахла. Во второй мешок я швырнул старую, ещё папину пижаму, тапочки, с торчащими пальцами ног, обмахрившиеся рубашки, брюки непонятного цвета, пиджак типа того, что носил отец Федор. Нашёл у себя симпатичный батничек времён своего «хиппования», вроде смотрится по принципу «новое – хорошо забытое старое». Надеюсь, большого шока у прохожих не вызову. Ансамбль довершил симпатичным пиджачком в клеточку. Нашлись и симпатичные чёрные «лодочки», тоже из давних времен. В шкафу стало просторнее, но фронт работ ещё остался – продолжу вечером, лиха беда начало! 

Я вышел на улицу и оглянулся окрест как герой Радищева. Ландшафт вроде такой же, как и вчера. Но я ведь не такой! Значит, это не «шиза», а то изменилось бы всё и появились бы сказочные персонажи. Я вчера ничего не пил, да и позавчера тоже. Наркоту не принимаю ещё со студенческих времён, когда пару раз для пробы забивал в папироску косячки. На душе бушевала и свирепствовала сущая «весна патриарха». Зрение, как писал Жванецкий, обострилось до орлиного. Суставы не скрипят, колени не болят, ноги в туфлях не опухают. А походка просто юношеская, хоть сейчас в строй. На этот раз трамвай пришёл вовремя – не пришлось показать молодецкую удаль. Странно, что никто место не уступает, бывает, не страшно, ноги ведь не болят, могу и постоять. А вот и освободилось – можно и почитать. И тут зоркая бабуся Соколиный глаз открыла рот, что я мог бы и уступить тем, кто заслуживает, молодой ещё рассиживаться. Интересно, кому это она глаголит? 

Оказывается, мне, это я «потерял совесть» и «обнаглел», и не хочу уступать более достойным людям. Типа, я уже не заслуженный. А кто я? Неужели так изменился? И за такое короткое время? В чудеса я давно не верю, в массовое помешательство — тем более. Значит, надо искать материалистическое объяснение данной флуктуации. Массовый  гипноз? Вряд ли – слишком много реципиентов. Остаётся последний вариант – отравление. И тут меня «пробило», я вспомнил цыганку. Она же дала мне леденцы, да ещё и намекнула, что они не простые, а вроде бы «золотые». Заколдовала! И мне плохо? Даже если это иллюзия, она очень убедительная и безвредная. По крайней мере, она улучшает мое настроение. А это уже неплохо. Что она говорила о конфетках? Мол, нельзя есть много? А сколько это «много»? Буду себя контролировать,  вечером ещё одну, и отслежу своё настроение и самочувствие. 

Вечером пришлось достать ещё один мешок. Сбор «урожая» продолжился – я был безжалостен и жесток к когда-то любимым вещам. Новых вещей пока покупать не нужно – полно пригодных и симпатичных старых и давно не надёванных. Не смог устоять перед желанием ещё раз посмотреть на своё отражение. Вроде ничего, приличный прикид, да и я уже не так страшен. Видела бы сейчас меня моя гордая и неприступная «принцесса»! Может быть, и призадумалась бы? Ничего, разберёмся и с ней! «Нет таких крепостей, которые не могли бы взять большевики!» Или крепость поменять? Подумаем, «разборка завалов» ещё не окончена. Работаем дальше по вновь утверждённому графику. Весело выношу мешки в мусорные контейнеры и продолжаю разборку завалов. Стало явно больше воздуха и пространства. Но процесс очистки оказался намного дольше, чем я предполагал. Но меня это не останавливало, особенно после перемен в отражении. 

На следующий день надел клетчатую рубашку и сапоги, как легендарный руководитель  «Криденсов», включил его музыку и «покайфовал», как много лет назад. Надо бы выбраться так на улицу – пусть смеются! Мне комфортно, а это главное. Главное – нравиться себе, тогда и народу понравлюсь. Все-таки, человек начинается с одежды – любимой и удобной. Не обязательно модной, ведь модное – это то, что именно тебе к лицу и по душе. Буду стараться нравиться себе. А может, сходить на дискотеку? Не слишком молодёжную, а туда, где музыка понравится. Но сначала надо закончить «некоммунистический субботник». 

Прошло несколько дней, я по-прежнему занимался очищением и очисткой. Но явно появился просвет в общей картине. Наконец я собрался с духом и начал пытаться переходить к светской жизни. Квалификацию «светского льва» я давно и бесповоротно потерял, не знал, с чего и начинать процесс создания новой личной жизни. Для начала я пошёл в бар средней руки – на «крутой» я ещё не созрел. Даже поймал на себе несколько, если не заинтересованных, то любопытствующих взоров. Но  это была лишь прикидка, пристрелка. Бар – не место для серьёзных знакомств, да и «золотого запасу» маловато. Надо пойти в более культурные места. Например, неплох вернисаж или премьера. Особенно первое – можно передвигаться среди народа и наблюдать. А можно попутно и попадать под наблюдение, тут уж как повезет. Да и поговорить есть возможность. Тут главное – не торопиться. 

Ещё через некоторое время квартира стала неузнаваемой, я – тем более. Несколько сменился круг друзей и досуг. Иногда хожу на дискотеки и фуршеты. Познакомился с хорошей женщиной. Она ещё не знает, сколько мне лет на самом деле, я не спешу показывать паспорт. А вдруг испугается моей почти трёхзначной цифры? Главное, что мой внутренний возраст соответствует состоянию души. Всё-таки, цыганка не обманула. Конфетки ем уже реже, чтобы не перестараться. Или дело не в конфетах?


Автор: Леонид Кучеренко


#Общество #Литература #Молодость

«ПИВНОЙ ДЕДУШКА» Наверное, в каждом большом магазине есть такой чудаковатый покупатель из разряда «ёрли бёрдс», то есть ранних...