вторник, 22 сентября 2015 г.

Александр Блок: Все будет так, исхода нет…….

Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.
Живи еще хоть четверть века -
Все будет так. Исхода нет.

Услышав на одном из литературных вечеров  строки этого поэта, я сразу полюбила его творчество. Непредсказуемый, образный, таинственный, безудержно романтичный и свободный сочинитель. Его лирика не менее романтична, чем у Есенина более того сам Сергей Александрович считал его своим близким другом. Человек, называющий все по имени, отнимающий аромат у живого цветка (как сам он себя назвал в одном из стихов),  Александр Блок, прославился не только яркой ролью на поэтическом поприще России, но и не менее интересной личной жизнью. Спустя многие десятилетия отношения с его женой остаются загадкой для многих психологов, литературных критиков и просто любителей поэзии.

Но начнем по порядку: Александр Александрович Блок родился 16(по старому стилю), 28 ноября (по новому), - в 1880 году  в городе Санкт-Петербург. Отец Блока – Александр Львович Блок, по профессии юрист,  работал профессором  в Варшавском университете. Мать Александра Андреевна Бекетова, происходила из рода известного ботаника, ректора Санкт-Петербургского университета Андрея Николаевича Бекетова. Александра Андреевна вышла замуж за отца Блока Александра Львовича, рано, - в 18 лет. Однако ранний брак не принес ей счастья. Через два года после замужества родные буквально ее не узнали: из веселой, кокетливой и грациозной девушки  она превратилась в побледневшую, похудевшую, с потухшими глазами. Жизнь с мужем оказалась тяжелой: своими вспышками гнева, деспотизмом и скупостью он буквально извел ее. Родные с трудом уговорили Александру расстаться с мужем, чтобы уберечь себя и сына. Несмотря на то, что Александра Андреевна внешне быстро восстановилась после развода, внутри у нее разыгралась серьезная драма, которая обострила ее нервозность и импульсивность. В результате у нее  появилась склонность к меланхолии, порывистость, мрачность восприятия. Отношения с семьей у Александры стали портиться. Сначала она оспаривала все  симпатии  родни: если они превозносили Тургенева, - она отзывалась о нем уничижительно.  Потом, обвиняла их в том, что они не уберегли ее от жизненных разочарований, ведь именно под их влиянием она дала согласие на брак с отцом Блока (вначале она не собиралась выходить замуж за него, но сдалась под натиском родственников, которые дружно утверждали «упускаешь хорошего человека»).
Однако вскоре после развода Александра Андреевна вновь вышла замуж, за гвардейского офицера Франца  Феликсовича Кублицкого-Пиоттуха,  при этом сыну оставила фамилию первого мужа. Девятилетний поэт поселился с матерью и новым отчимом на квартире в казармах лейб-гренадерского полка, расположенных на окраине Петербурга, на берегу Большой Невки. Несмотря на новый брак в сердце Александры по-прежнему оставалась пустота и боль. После смерти первого мужа Александра Львовича она напишет: «На днях я видела во сне его отца, как живого. Вот тут-то и есть точка моей боли».
Влияния Александры на маленького Сашу Блока, было противоречиво: с одной стороны она привила ему любовь к литературе и духовной жизни, с другой стороны передала мрачность восприятия. Тем временем юный Блок подрастал в литературно-культурной среде, и уже в детстве начинал писать свои первые стихотворения. Любовь к литературе у него была с ранних лет, впрочем, как у всех Бекетовых, которые были не просто ее любителями, но и активными уча. 





В память Сашурочки, как его называли дома, очень рано начали западать стихи, а вместе с ними и веселое имя «Пушкин». Вскоре стихи он начал твердить наизусть. «С раннего детства я помню постоянно набегавшие на меня лирические волны, еле связанные с чьим-либо именем», - писал поэт.

Жизнь давно сожжена и рассказана, только первая снится любовь……….

Блок рос, мать приобщила его не просто к литературе, а  к возвышенной поэзии,  к обществу писателя и философа Владимира Соловьева.  Благодаря влиянию Соловьева  мать Блока  подбросила в разум юного сына такие образы будущей возлюбленной как «Прекрасная Дама» и «Незнакомка».  Правда, в этих образах был не только романтический смысл, но и определенный мистический, религиозный подтекст, который присутствовал в творчестве Соловьева. Собственно говоря, религиозные взгляды сильно отразились на психологии и творчестве Блока: воплощение вечной женственности в Боге, Софии, было в учениях Соловьева,  Незнакомка, при чем с большой буквы у Блока.  Но вернемся к этому религиозному моменту позже. Время шло, и вот летом 1897 года Александр Блок вместе с матерью и теткой Марией Андреевной Бекетовой отправился на немецкий курорт Бад-Наугейм, где познакомился с Ксенией Садовской:

«Это была высокая, статная, темноволосая дама с тонким профилем и великолепными синими глазами. Была она малороссиянка, и ее красота, щегольские туалеты и смелое, завлекательное кокетство сильно действовали на юношеское воображение», вспоминала М.А. Бекетова.

Блоку не было и 17 лет, а Ксения была почти, что ровесницей его матери, ей было – 37 лет. Но возраст ни оказался помехой для курортного романа. К чему мать Блока отнеслась  крайне настороженно и негативно:

«Капель, мне, Саша! Капель!» - кричала она во время семейных скандалов по поводу очередной встречи с Ксенией.
Но Сашурочку ничего не интересовала кроме «синеокой красавицы». Что касается самой Ксении, она никак не ожидала, что ее поклонником станет шестнадцатилетний юноша, и вначале она не воспринимала его всерьез, однако со временем она сдалась.

«В такую ночь успел узнать я,
При звуках ночи и весны,
Прекрасной женщины объятья
В лучах безжизненной луны..» - эти строки записал Александр вернувшись после одной из вечерних встреч с Ксенией, еще более влюбленным стал Сашурочка.

Александра Андреевна сначала требовала от Ксении оставить ее сына, а затем как бы смирившись, сказала сыну:

«Куда деться, Сашурочка, возрастная физика, и, может, так оно и лучше, чем публичный дом, где безобразия и болезни?».

Это циничная фраза оставила сильный отпечаток в памяти на юного Блока. Несмотря на большую любовь спустя месяц Блок расстался с возлюбленной.  Причин было несколько с одной стороны возвышенная любовь оказавшаяся плотской и сладостной, вместе с тем, ему показалось, грубой и низменной. С другой стороны состоялась его встреча с Любовью Дмитриевной Менделеевой, с которой до этого он виделся в раннем детстве.

Ксении Садовской Блок посвятил цикл стихов «К.М.С.». Хоть роман был недолгим по времени, для Ксении он  стал едва ли не самым сильным чувством, и длился почти двадцать лет. Последнее письмо Блока было написано ей в 1901 году. Под конец жизни Ксения, тяжело болевшая и потерявшая все, попала в одесскую больницу, где  врач смог разгадать, что она, и есть та женщина, о которой писал Блок в поэме «Двенадцать». После смерти Ксении, оказалось, что у нее в подоле юбки были зашиты двенадцать писем двадцатилетней давности, которые принадлежали какому-то гимназисту. Письма были перевязанные алой лентой крест накрест. Это были послания Блока. Ксения Садовская пронесла их через всю жизнь и хранила до последнего дня.

Осадок прежних чувств со временем Блок выразит в строках:

"Жизнь давно сожжена и рассказана, 
Только первая снится любовь, 
Как бесценный ларец перевязана 
Накрест лентою алой, как кровь. 
И когда в тишине моей горницы 
Под лампадой томлюсь от обид, 
Синий призрак умершей любовницы 
Над кадилом мечтаний сквозит".

Обаяние скатывающейся звезды
Встреча с дочерью известного химика Дмитрия Ивановича Менделеева – Любовью состоялась еще в раннем детстве: отцы ребят дружили между собой и в возрасте 3-4 лет вывозили их вместе гулять в университетский сад.  Но когда Блок подрос, и, приехав в Боблово (имение Менделеевых) встретил Любовь Дмитриеву уже шестнадцатилетней, встреча произвела на него совершенно другое впечатление, чем в детстве. Влюбленность рождает у поэта стих за стихом:

«Ей было пятнадцать лет. Но по стуку
Сердца - невестой быть мне могла.
Когда я, смеясь, предложил ей руку,
Она засмеялась и ушла.
Это было давно. С тех пор проходили
Никому не известные годы и сроки.
Мы редко встречались и мало говорили,
Но молчанья были глубоки.
И зимней ночью, верен сновиденью,
Я вышел из людных и ярких зал,
Где душные маски улыбались пенью,
Где я ее глазами жадно провожал.
И она вышла за мной, покорная,
Сама не ведая, что будет через миг.
И видела лишь ночь городская, черная,
Как прошли и скрылись: невеста и жених.
И в день морозный, солнечный, красный -
Мы встретились в храме - в глубокой тишине:
Мы поняли, что годы молчанья были ясны,
И то, что свершилось,- свершилось в вышине.
Этой повестью долгих, блаженных исканий
Полна моя душная, песенная грудь.
Из этих песен создал я зданье,
А другие песни - спою когда-нибудь.»

Здесь каждая строчка поддается расшифровке, за каждой -  воспоминание. Чем Любовь Дмитриевна пленила Александра Блока, для многих было загадкой: простое, грубоватое лицо, приземистая фигура. «В ней обаяние скатывающейся звезды, цветка, сбежавшего с ограды, которую он перерос», – писал поэт. Правда тут немалую роль сыграл мистицизм Блока: однажды, когда он шел по улице и мечтал о Незнакомке, Прекрасной Даме ему попалась Любовь Дмитриевна, он посчитал это знаком. Сама же Любовь не разделяла мистических настроений Блока, а в начале общения  посчитала его фатом. В мае 1903 года состоялась их свадьба, которая в их отношениях ничего не изменила, они остались платоническими:

— Как бы это объяснить… Ты, верно, знаешь, что между мужем и женой должна быть близость? Физическая, я имею в виду. — Люба радостно закивала.

— Но если честно, я ничего в этом не понимаю… Я только догадываюсь… немножко,

— запинаясь, добавила она и завороженно посмотрела на мужа. Он расправил плечи и отчеканил:

— Не знаю, как там у других, а нам этой самой близости не надо.

— Как не надо? Почему не надо?

— Потому что все это астартизм и темное, — Блок выдержал эффектную паузу. — Ну посуди сама, как я могу верить в тебя как в земное воплощение Вечной Женственности и в то же время употреблять, как какую-нибудь… дрянную девку! Пойми, близость — дьявольское извращение истинной любви… Плотские отношения не могут быть длительными! — и добавил чуть тише: — Я все равно уйду от тебя к другим. И ты тоже уйдешь. Мы беззаконны и мятежны, мы свободны, как птицы, запомни это, — подвел итог Сашура.

Этот разговор состоялся между Блоком и его женой в первую брачную ночь. И остался в силе всю жизнь. Блок как бы разграничивал Музу и женщину для плотских отношений. Любовь Дмитриевна нехотя согласилась, но  написала  «Отвергнута, не будучи еще женой…» в своих «И былях, и небылицах…». Но по ее записям в 1904 году произошло то, что должно было произойти: «С тех пор установились редкие, краткие, по-мужски эгоистические встречи», - пишет Любовь Блок.

Однако вскоре и это закончилась. Поэтому когда Любе стал выказывать свои симпатии поэт Андрей Белый, она не долго сопротивлялась, так и началась жизнь втроем.

Не знаю, люблю ли тебя… Милый, что это

Отношения между всеми тремя со временем становились все запутаннее. Любовь чувствовала себя невостребованной, и доведенная до крайней степени отчаяния почти согласилась на предложения Белого:

 «В сумбуре я даже раз поехала к нему. Играя с огнем, уже позволила вынуть тяжелые черепаховые гребни и… волосы уже упали золотым плащом… Но тут какое-то неловкое… движение (Боря был немногим опытнее меня) — отрезвило… и уже я бегу по лестнице, начиная понимать, что не так должна найти я выход из созданной мною путаницы», (прим. Настоящее имя Андрея Белого - Борис Бугаев).

После этого инцидента Люба запрещает Андрею приезжать в Петербург, но будет слать ему письма: «Люблю Сашу… Не знаю, люблю ли тебя… Милый, что это? Знаешь ли ты, что я тебя люблю, и буду любить? Целую тебя. Твоя». Но вскоре Любовь сама настоит на его возвращении: «Она потребовала, — рассказывал позднее Белый, — чтобы я дал ей клятву спасти ее, даже против ее воли. А Саша молчал, бездонно молчал. И мы пришли с нею к Саше в кабинет… Его глаза просили: «Не надо». Но я безжалостно: «Нам надо с тобой поговорить». И он, кривя губы от боли, улыбаясь сквозь боль, тихо: «Что же? Я рад». И… по-детски смотрел на меня голубыми, чудными глазами…. Я все ему сказал. Как обвинитель… Я был готов принять удар… Нападай!.. Но он молчал… И… еще тише, чем раньше… повторил: «Что ж… Я рад…» Она с дивана, где сидела, крикнула: «Саша, да неужели же?» Но он ничего не ответил. И мы с ней оба молча вышли… Она заплакала. И я заплакал с ней… А он… Такое величие, такое мужество! И как он был прекрасен в ту минуту»…

Вскоре Белый пригласит Блока на дуэль, который не состоится. Вскоре они решат, что надо выстраивать новые отношения, не видеться какое-то время. Ситуация изменилась, вскоре Люба показала, что у нее больше нет чувств к Белому. Окончательно расстаться с Белым она  смогла только в 1907 году.

В моей жизни было только две женщины - Любовь Менделеева и все остальные

Тем временем Блок влюбился в актрису Наталью Волохову. Она была стройной, бледной, худой брюнеткой, с «крылатыми глазами», как называл их Блок и белоснежной улыбкой. Именно Наталье были посвящены стихи «Фаина» и «Снежная Дама».  Их страстный роман длился около нескольких лет. Однако актриса была холодна по отношению к поэту, одна из  ее ближайших подруг утверждала, что она испытывала любовь, но совсем к другому человеку, которого пыталась забыть с Блоком. А тем временем Любовь Блок решила устраивать свою личную жизнь без мужа: сама стала актрисой и, начала активно гастролировать и писать письма мужу о каждом новом романе, при  этом, не забывая добавить: «Я же верна моей настоящей любви!». Создавалось впечатление, что Блоки соперничали между собой по количеству романов, вскоре в 1913 году Любовь совсем ушла в личную жизнь и бывала дома все реже, что огорчало Блока. Но это не помешало ему снова влюбиться - в оперную актрису, игравшую Кармен Любовь Дельмас, которой поэт сразу же стал посвящать стихи. Они даже вместе выступали: она пела романсы, он читал стихи. Продлились эти отношения недолго - около трех месяцев. Вскоре они расстались, потому что  Блок начала скучать по жене, которая, уставши от странностей мужа, отправилась санитаркой на фронт. После возвращения Любови Дмитриевны с фронта,  Блок оставался ей верен  до самой смерти - в 1921 году.  Сам поэт говорил: «В моей жизни было только две женщины - Любовь Менделеева и все остальные». Их брак продлился 23 года, Люба пережила Блока на 18 лет.


Автор: Анастасия Холдаковская

#Одесса #АлександрБлок #Рассказ #Литература

ДЕСЯТАЯ ФРАЗА (ИЗ ПРОШЛОГО ГОДА) Первый раз на свидание с девочкой Ларой я пошёл в 12 лет. Мы встретились под часами у кинотеатр...